Налоговые изменения: чего ждать и на кого надеяться

mfu

Министерство финансов Украины уже почти закончил подготовку изменений в Налоговый кодекс.

Готовность законопроекта — 80%, и он предполагает ряд значительных изменений: от сокращения полномочий фискальных органов до введения налоговых каникул для нового бизнеса. Пока есть все шансы, что в парламент документ попадет в ближайшие несколько недель, и новые правила будут приняты «не под елку», как это происходило последние несколько лет. Бизнес хоть и позитивно расценивает предложения, однако есть ряд вопросов, на которые в законопроекте пока ответов нет.

Министерство финансов под руководством Александра Данилюка полностью поменяло стратегию наработки изменений в Налоговый кодекс. Если его предшественница — Наталья Яресько — в свое время максимально засекретила процесс, то нынешнее руководство решило полностью открыть карты, и еще на стадии написания законопроекта согласовать его с бизнесом и экспертами. По словам Данилюка, это необходимо, чтобы снять все разногласия: нормы должны соответствовать требованиям бизнеса, улучшить инвестиционный климат и снизить административное давление на всех субъектов хозяйственной деятельности.

Уже к концу сентября Минфин планирует предоставить правительству окончательную версию изменений. Они не влияют на процесс формирования проекта бюджета на 2017 год и налоговую базу, уточнил в комментарии РБК-Украина глава Минфина. Поэтому, в пакете с госбюджетом в Раду придет только индексация ставок акцизов на 12%. Какого-либо другого пересмотра уровня налоговой нагрузки в Минфине не планируют. Да и депутаты вряд ли будут готовы такие предложения поддержать. Хотя бизнес уверен, что рост ставок на 12% — это не предел.
На нынешнем этапе готовность налоговой реформы в среднем превышает 80%. Документ содержит пять блоков.


Практически завершено согласование по направлению администрирования. В его основе так называемый «либеральный» законопроект №3357, наработанный в парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политики Нины Южаниной. Прежде всего, предполагается создание электронного кабинета плательщика — автоматизированного рабочего места бизнеса, работа в котором ведется в режиме online с доступом к управлению своим личным счетом. Также, сюда плательщик сможет получить от Государственной фискальной службы (ГФС) любой документ, касающийся его деятельности.

Кто старший, того и база
Саму ГФС ждет сокращение полномочий. Контрольные функции будут осуществлять только налоговые органы регионального уровня, инспекции же получат право лишь на сервисные — консультирование, методологию, накопление и обработку информации. Одной из радикальных идей Минфина является передача всех баз данных от ГФС в министерство или госпредприятие, которое может быть создано для управления базами. Основная идея состоит в том, чтобы исключить возможность манипуляции, и «ручного» управления данными.

Бизнес и депутаты неоднократно фиксировали вмешательство в базу, например, в систему электронного администрирования (СЭА) НДС. Предприятиям блокировалась регистрация налоговых накладных (НН) при наличии необходимой суммы в системе, или, наоборот, без депонирования происходила регистрация НН. «Это дает повод все-таки предполагать, что система не электронная, а полуавтоматическая», — считает глава Федерации работодателей — Дмитрий Олейник.

Глава ГФС — Роман Насиров — не в восторге от таких идей. Ранее он заявлял, что МВФ считает некорректной передачу прав администрирования баз данных: «МВФ считает, что это абсолютно некорректно — во всех странах мира администрированием баз данных налогоплательщиков занимаются налоговые органы».

Александр Данилюк отметил в беседе с РБК-Украина, что договариваться по этому вопросу с ГФС не будет. «У нас есть рабочие группы, есть позиция министра, который отвечает за работу в этой сфере. А ГФС, в данной ситуации, выступает как субъект, который имеет свое мнение. Мы принимаем информацию к сведению, а политика остается за Минфином», — пояснил министр.

В то же время, по мнению Нины Южаниной, прежде, чем запускать процесс с передачей баз, необходимо провести их аудит. «С этим должны разобраться внешние специалисты, составить акт аудита, акт приема-передачи баз, в том виде, в котором они есть, — уточняет глава комитета. — Это скрупулезный вопрос, к которому необходимо аккуратно подойти, чтобы не навредить плательщикам».

По словам вице-президента, главы комиссии по вопросам экономической политики Украинского союза промышленников и предпринимателей — Юлии Дроговоз, хоть эта идея и заслуживает внимания, но бизнес боится ее реализации, так как не понимает ее технического осуществления. «Это же не просто взять и перенести компьютер. Нас интересует, не в чьих руках будет база, а как она будет защищена, кто, в случае нестыковок с данными, понесет ответственность? До конца не понятно: будет ими управлять Минфин или госпредприятие? На эти вопросы еще никто не дал ответ», — говорит Дроговоз. Дмитрий Олейник добавляет, что нелишним бы было и дублирование баз, например, в Минюсте.

НДС, льготы и каникулы
Блок НДС в законопроекте, по словам Александра Данилюка, готов на 85%. Помимо введения единого реестра по возмещению НДС вместо двух и без критериев, о чем давно уже просит бизнес, Минфин планирует усовершенствовать СЭА. В частности, увеличить сроки регистрации налоговых накладных и корректировок к ним со 180 до 365 дней, при реорганизации бизнеса — предоставить право пользования налоговым кредитом правопреемнику. Для минимизации возможностей «вбрасывания» в систему фиктивного НДС — распространить фиксацию в НН кода товара на все группы продукции: импорт и экспорт. Правда, речь идет только о первых четырех цифрах (сейчас 12 только для импорта).

Член налогового комитета — Татьяна Острикова — считает, что это не только не минимизирует возможности «схемщиков», но и расширит их права. «При 12-значном коде видно, что конкретно заехало. А при четырехзначном — только принадлежность товара. Это не поборет «скрутчиков», которые завозят, например, фрукты, продают их за наличку, и у них остается налоговый кредит. А по документам они отгружают, скажем, котлы, и так торгуют кредитом за определенный процент, — поясняет Острикова. — Чтобы это побороть, в законе должны быть прописаны критерии риска и право ГФС приостанавливать услуги цифровой подписи и регистрации накладной на три дня. И в течение этих дней плательщик должен документально подтвердить, почему зашли фрукты, а вышли котлы».

Идею налога на выведенный капитал вместо классического налога на прибыль в Минфине пока не поддерживают. На такой же позиции стоит американский и европейский бизнесы, работающий в Украине. Поэтому, в качестве эксперимента, депутаты предлагают распространить новый налог на средний бизнес. Татьяна Острикова считает целесообразным проголосовать за этот налог, но отсрочить его введение, например, до 2018 года.

В то же время Минфин решил вернуться в практике предоставления налоговых льгот. В проекте предложено ввести налоговые каникулы на пять лет для нового бизнеса, плюс возможность ускоренной амортизации. По версии Минфина, это позволит полностью окупить, например, вложенные в оборудование инвестиции. Такая система уже была запущена в 2011 году, однако бума прихода нового бизнеса в Украину так и не было. В Минфине хоть и предлагают такую норму, но затрудняются сказать, какой эффект она дала тогда и чего чиновники ожидают в перспективе. «На данном этапе вопрос нужно проговаривать. Если брать формулу, заложенную в предыдущие годы, то потери были незначительные, и небольшая часть предприятий воспользовалась каникулами, — отметил замминистра финансов Евгений Капинус. — Но это дает выбор бизнесу: на какой системе им лучше работать: в режиме каникул или на упрощенной системе».

Дмитрий Олейник добавляет, что для иностранных инвесторов предложения, может, и не будут стимулом для прихода в страну, но для внутреннего бизнеса — вполне может стать «серьезным шагом навстречу». «У турков, поляков ускоренная амортизация 100%, то есть условия, предложенные Украиной, — неконкурентны. Но для внутреннего бизнеса, когда существенно поменяется налоговая нагрузка, это станет стимулом реинвестировать в производство», — считает Олейник.

Открытыми в разделах по налогу на прибыли и НДС для бизнеса все еще остаются вопросы погашения долгов по возврату НДС и с переплатами. По данным ФРУ, на 1 сентября объем переплат по прибыли превышал 38 миллиардов гривен, по возмещению НДС — 23 миллиардов гривен.

Милиции на смену идет полиция
Параллельно с изменения в Налоговый кодекс пойдет и законопроект о создании финансовой полиции (ФП) вместо налоговой милиции.

Ликвидировать налоговую милицию Александр Данилюк пообещал до конца года. Налоговые же полицейские будут подчиняться непосредственно Минфину. Основное отличие от действующей структуры — новая структура будет в целом защищать финансовые интересы государства, а не только в части налогового направления и бюджетной сферы.

Кроме того, в сферу деятельности ФП не будет входить противодействие административных правонарушениям со стороны предпринимателей. Это нивелирует ее потенциальное давление на бизнес, уверена Острикова, которая является соавтором аналогичного депутатского законопроекта — №4228. По ее словам, данный законопроект депутаты готовы отозвать. «Финансовая полиция станет единым органом, который будет противодействовать уклонению от уплаты налогов, хищению государственных средств, злоупотреблениям с финансовой помощью иностранных доноров», — добавляет депутат.

Для этого ФП сможет пользоваться аналитическим направлением в работе. А полномочия определены законом «О Национальной полиции» и Уголовно-процессуальным кодексом. Они незначительно отличаются от нынешних, на основании которых работает налоговая милиция: от опросов и проверки документов до применения оружия. Но, например, иметь доступ к жилью ФП уже не сможет.

По аналогии с Нацполицей, отбор сотрудников будет проходить на конкурсной основе. В комиссию войдут, как представители от общественности, так и чиновники с депутатами, а также адвокаты и прокуроры. Острикова уверена, что, таким образом, все органы, принимающие участие в уголовном процессе финансовых расследований, смогу взять на себя ответственность в выборе руководителя полиции. Он избирается на пять лет и дважды занимать свою должность руководителя не может. Новая служба, согласно законопроекту, будет на 25% состоять из тех, кто в течение года работали в ГФС на должности следователей или оперативников. На 70% ФП будет состоять из новых сотрудников.

Юлия Дроговоз скептически оценивает перспективу создания финполиции. Без полномасштабной реформы судебной и правоохранительной систем, переформатирование налоговой милиции в финансовую полицию мало что даст. Как раз именно вокруг принятия этого законопроекта Острикова и ожидает наибольшие дискуссии. Кроме того, споры в парламенте возникнут вокруг передачи баз данных в Минфин. Когда изменения только обсуждаются, они имеют массовую поддержку со стороны депутатов, но, после регистрации в Верховной Раде ситуация резко меняется.